Мнение эксперта: станет ли криптовалюта лекарством от санкций?

Мнение эксперта: станет ли криптовалюта лекарством от санкций?

С исторического момента января 2009 года, когда появился первый биткоин, прошло меньше десяти лет, а степень развития платежных систем на основе технологии блокчейн позволяет уже внедрять криптовалюту как суверенный платежный инструмент в некоторых странах мира. Есть ли у подобных проектов шанс? Может ли цифровой актив заменить национальную валюту и сможет ли помочь государству-имитенту обойти международные санкции? Детальные ответы на эти вопросы мы и постараемся дать в этой статье.

В настоящее время политические процессы напрямую связаны с процессами экономическими и действия одной конкретной страны, например, Соединенных Штатов могут оказывать существенное влияние на суверенные экономики по всему миру через имплементацию международных санкций. Естественно, что страны, которые подвергаются подобному давлению, стали рассматривать децентрализованную платежную систему на основе блокчейн технологии как частичное спасение от возможных экономических проблем.

В частности, речь идет о Венесуэле и Иране – им давно знакомо экономическое противостояние с США. Правительства этих стран активно движутся по пути введения национальной криптовалюты. Однако, поскольку это два совершенно разных по своему политическому, экономическому устройству государства, то и результат будет совершенно разным.

Венесуэла в настоящий момент представляет собой абсолютно разрушенную в экономическом плане страну. Более 90% населения жалуется на недоедание, а по прогнозам Международного валютного фонда, инфляция к концу 2018 года составит один миллион процентов. При этом со стороны США введены беспрецедентные экономические санкции: запрещены инвестиции в государственные предприятия и любые операции с суверенным долгом страны. Для того, чтобы решить хотя бы часть из стоящих перед Венесуэлой задач, в феврале этого года начался первый этап продажи национальной криптовалюты El Petro.

Венесуэла, формально декларируя наведение порядка в собственной валютной системе, на самом деле пытается добиться главного фундаментального изменения текущей экономической ситуации – сделать возможным международные финансовые транзакции, обойти наложенные на страну санкции и экспортировать нефть, выручка от которой составляет 50% доходной части бюджета, потребителям по всему миру. Это задача, даже несмотря на тот факт, что США предупреждает о риске работы с El Petro из за экономических ограничений, является вполне выполнимой.

Во-первых, предупреждения из Белого дома – не есть прямой запрет, который невозможно наложить на инвесторов по причине до конца не проясненного международного финансового статуса цифровых валют как таковых.

Во-вторых, правительство Венесуэлы с начала текущего года посылает своих представителей к традиционным партнерам по экспорту нефти и предлагает им перейти на сделки в El Petro с солидным дисконтом на поставляемую продукцию. Так, к примеру, в прессу просочилась информация, что Индии было предложено 30% скидки на нефть при условии дальнейших расчетов в национальной венесуэльской криптовалюте.

В третьих, даже если правительства постоянных экономических партнеров Венесуэлы, опасаясь испортить отношения с США, не захотят в открытую работать с El Petro, всегда остается возможность повторения феномена Марка Рича 70-х годов XX века, когда легендарный трейдер покупал нефть у провозглашенной после переворота 1979 года и попавшей под жесточайшие международные санкции Исламской Республики Иран нефть и продавал ее иранскому же злейшему врагу Израилю на протяжении десятилетий.

Однако, оценивая этот, без сомнения крупный и революционный проект, я больше, чем уверен, что его ждет скорый крах. К сожалению, власти Венесуэлы привязали El Petro к боливару – национальной валюте, поместив его в заведомо токсичную среду с шестизначными цифрами инфляции. По всем известным экономическим законам, это повлечет за собой инерциальную девальвацию суверенной криптовалюты и нестабильность в мировых расчетах. Отдельным минусом является и то, что курс El Petro устанавливается государством, так что довольно скоро мы сможем стать свидетелями беспрецедентного явления – национального черного крипторынка. Выходом из этой ситуации, по моему мнению, стало бы разделение на внутреннюю и экспортную национальные криптовалюты и, кстати, шаги в этом направлении делались в начале 2018 года: планировался выпуск Petro Oro, обеспеченного золотом токена, но, в итоге, было принято другое решение.

Принципиально другая ситуация складывается в Иране – второй стране, где ведутся работы по введению в оборот собственной криптовалюты. Экономическая ситуация в Исламской республике не такая катастрофическая, как в Венесуэле, и перед властями стоит основная цель – обойти международные санкции и получить доступ к глобальным финансовым рынкам, обеспечивая национальный экспорт и импорт.

В отличие от Венесуэлы, где не только прошло ICO и El Petro пытается интегрироваться в национальную экономику и, соответственно, есть доступ не только к официальным сообщениям правительства, но и аналитическим материалам ведущих мировых экономических экспертов, про иранский проект известно очень мало.

Так, например, несмотря на неоднозначное отношение руководства страны к обороту платежных инструментов, основанных на технологии блокчейн, создание иранской национальной криптовалюты – это государственный проект, выполняющийся на базе Почтового банка Ирана, и одобренный прямым решением президента Хасана Рухани.

Основываясь на таких скудных объемах информации, довольно сложно делать какие-либо выводы. Однако, если иранские власти не повторят ошибки властей венесуэльских и не привяжут полностью свою новую суверенную криптовалюту к валюте национальной (реалу), а ограничатся лишь задачами осуществления международных платежей, то при создании определенной криптофинансовой инфраструктуры, например, инвестиционных фондов, их проект ждет успех.

Отвечая на вопросы, заданные в начале статьи, можно вполне уверенно сказать, что проекты создания национальных криптовалют могут быть успешны, если государства-эмитенты будут следовать элементарным экономическим законам. Однако пока эти проекты не в состоянии полностью заменить фиатную валюту из-за высокой волатильности и из непреодолимого желания госорганов контролировать курс и оборот цифрового актива, что в корне противоречит самой идее децентрализованного и свободного платежного средства. Тем не менее, национальная криптовалюта может стать надежным каналом доступа к мировым финансовым рынкам в обход любых международных санкций.

Автор: Олег Чеботарев, журналист, криптоинвестор

Похожие статьи

Читайте новую статью! Как безопасно купить Биткоин за наличные
ЧИТАТЬ СТАТЬЮ